Закат и падение Римской Империи. Том 5, Эдвард Гиббон
ru
Gratis
Эдвард Гиббон

Закат и падение Римской Империи. Том 5

Konstantin Kochetkov
Konstantin Kochetkovciteerde uitvorig jaar
рварство нации и эпохи, среди которого он прославился, без сомнения, придает много блеска его действительным достоинствам, но размеры всякого предмета увеличиваются в наших глазах от сравнения с ничтожеством того, что их окружает, и развалинам Пальмиры придает немало величия окружающая их голая степь.
Konstantin Kochetkov
Konstantin Kochetkovciteerde uitvorig jaar
Если мы мысленно перенесемся через промежуток времени, отделяющий Августа от Карла, мы найдем резкую и поразительную противоположность между двумя Цезарями – между богемцем, скрывавшим свое бессилие под маской призрачного величия, и римлянином, скрывавшим свое могущество под личиной скромности
Konstantin Kochetkov
Konstantin Kochetkovciteerde uitvorig jaar
будет допущен следующий странный способ вознаграждения за обиды: виновный уступит соразмерную долю своих добрых дел в пользу того, кого он обидел; если же у него не окажется такой нравственной собственности, то к тяжести его грехов будет присоединена соразмерная часть прегрешений обиженного.
Konstantin Kochetkov
Konstantin Kochetkovciteerde uitvorig jaar
Младший брат Иоанна, сын Исаака и внук Алексея Комнина, Андроник был по своему характеру одной из самых выдающихся личностей того времени, а его невымышленные похождения могли бы служить сюжетом для очень оригинального романа
Konstantin Kochetkov
Konstantin Kochetkovciteerde uitvorig jaar
Церковное святилище мало-помалу наполнилось толпой людей, привлеченных или любопытством, или состраданием и видевших в гибели Ангела предзнаменование своей собственной гибели. Но их соболезнования скоро перешли в проклятия, а их проклятия в угрозы, и они осмелились задаться вопросом: «Чего мы боимся? Зачем мы повинуемся? Нас много, а он один; только наше терпение удерживает нас в рабстве». На рассвете в городе вспыхнуло общее восстание;
Konstantin Kochetkov
Konstantin Kochetkovciteerde uitvorig jaar
Византийская империя пользовалась самым прочным спокойствием и благоденствием при переходе императорской власти по наследству; пять династий – Ираклиева, Исаврийская, Аморийская, Василиева и Комнинская – занимали престол первая при пяти поколениях, вторая при четырех, третья при трех, четвертая при шести, пятая при четырех; некоторые из этих монархов считали годы своего царствования начиная с годов своего детства, а Константин VII и его двое внуков занимают целое столетие
Konstantin Kochetkov
Konstantin Kochetkovciteerde uitvorig jaar
Если бы существовали люди с такими же способностями, как обыкновенные смертные, но с более продолжительной земной жизнью, они смотрели бы с улыбкой сострадания и презрения на преступления и безрассудства честолюбцев, которые так страстно стремятся к непрочному и скоротечному владычеству. Этим-то путем, вынесенная из изучения истории опытность облагораживает и расширяет наш умственный кругозор.
Tatiana Danshyna
Tatiana Danshynaciteerde uit5 jaar geleden
Его смерть в некоторой мере восстановила внутреннее спокойствие церкви, а царствования четырех его преемников, Юстина, Тиберия, Маврикия и Фоки, отличались тем, что составляли редкий и благотворный пробел в церковной истории Востока.
Tatiana Danshyna
Tatiana Danshynaciteerde uit5 jaar geleden
«Да будут те, которые рассекают Христа, сами рассечены мечом, да будут они изрублены в куски, да будут они сожжены живьем!» —таковы были человеколюбивые желания христианского собора.
Tatiana Danshyna
Tatiana Danshynaciteerde uit5 jaar geleden
Ни честь, ни патриотизм, ни благородные суеверия не могли воодушевлять бездушные толпы рабов и иностранцев, унаследовавшие почетное название легионов; только в лагерях император должен бы был повелевать с деспотической властью и только в лагерях не подчинялись этой власти и оскорбляли ее; золотом он и сдерживал, и усиливал своеволие войск; но их пороки были неизбежным последствием их организации, их победы были случайностью, а их дорого стоившее содержание истощало государство, которого они не были способны защищать.
Tatiana Danshyna
Tatiana Danshynaciteerde uit5 jaar geleden
Полное равенство людей есть тот пункт, на котором сходятся две крайности – демократия и деспотизм, так как величие и монарха, и народа было бы унижено, если бы кто-либо возвысился над уровнем своих со-рабов или своих со-граждан.
fb2epub
Sleep je bestanden hiernaartoe (maximaal 5 per keer)